Глава 5 Враг детства

Заспанной Стаське прибежавшей будить меня открылась призабавнейшая картина: раскинувший руки-ноги красноволосый парень лежащий на довольно узкой постели, а на его груди и животе большой кошкой свернулась в клубочек девчонка с длинной косой.

Я поднялась, при том чуть не удушив бедного Бали.

- Что случилось то?

- Там… - Драконица вздохнула и наконец оторвала взгляд от демона. - Помнишь, мы вчера одного летуна с собой прихватили? Так вот, за ночь с ним "тепло" поговорили и он признался что их наняли для того что бы поймать одну чересчур назойливую парочку летающих над Ориа Тан. Это горный хребет находящийся ни так далеко отсюда. Понимаешь, там никого нет, так далеко люди редко забираются, вот поэтому туда-то я с тобой и летаю.

- Так хочешь сказать - охотились на нас?

- Точно, девочка. Тьфу, набралась. Вот я и думаю, может… - Стася к искрой в глазах посмотрела на меня, - слетаем, посмотрим кто так такой негостеприимный завелся.

- Я вам слетаю, - тут же поднялся на локоть, ранее изображавший глубокий летаргический сон асур.

- Но Бали, они же охотились на нас!

- Не отпущу. И это обсуждению не подлежит. - Оскалился он вполне серьезно. А затем чуть заметно дернул бровью. - Одних не отпущу.

- Бали, ты просто чудо, - обрадовалась я, уже предвкушая новое развлечение. Что уж поделать - не переношу скуку. Подойдя к нему, я чмокнула довольного демона в рогатый лобик. - Когда вылетаем?

- Не раньше, чем я позавтракаю и умоюсь. Да и тебе, малыш, было бы неплохо привести себя в порядок, вон глазки какие заспанные.

- На себя посмотри.

В общем собрались мы на удивление быстро, даже есть не стали, побросали все в сумки и свинтили на поиски неизвестного врага. По дороге к нам присоединился Стас, чью любезно предоставленную спину занял асур, все же так быстро как дракон Бали летать не мог.

На этот раз я была куда сдержанней в своих восторгах.

Длинный труднопроходимый хребет тянулся на северо-западе наших исконно обжитых землях, и отделял нас от узкой полосы прибрежных государств, с которыми мы предпочитали дела не иметь. Дикие они, нецивилизованные. И магия у них такая же - первобытная, грубая, что не делает ее более слабой. Это как дубинкой по башке, не изящно, но действенно. Даже торговать мы предпочитали через гномов, живущих в горах меж нами. Мне как выходцу с северо-востока дела до этих разборок раньше не было, и подобные географические и политические факты я знаю только благодаря все тем же приключенческим книгам.

Дракон мерно размахивал огромными кожистыми крыльями, невольно убаюкивая меня в полете.

Да, думала я, как права была магиана Консуэла, утверждая, что никогда не знаешь какие знания тебе пригодиться в долгой жизни мага. И пусть меня упрямо воспитывали как дворцовую магичку, знания по классификации драконов вложили намертво. Хотя, надо признаться дворцовой меня желала видеть только воспитательница, другие же от мысли, что я навсегда застряну под боком у аристократии - тихо выли, а некоторые даже могли поспорить в этом с оборотнями в полнолунье. И только Полуден открыто готовил меня к боевым действиям.



И так, на чем я остановилась? Классификация драконов. В основе своей они делятся на две основные неравные части.

Первая - змееподобные. Меньшая группа. И здесь так же идет разделение на две подгруппы: водный и затаившийся, назвать дракона пресмыкающимся не у кого язык не повернулся. Оба свободны проводить свое время на суше или в воде, но различаются такими малостями как обладание огненным дыханием в случае затаившегося, и властью над течениями, соответственно водного. Выглядят обычно как кобра переросток с крыльями, иногда не одной парой, и короткими ножками.

Вторая - ящероподобные. Большая группа. Здесь классификация такая, что разобраться в ней можно разве что в ближайшем трактире, не под один кувшин крепкой гномьей настойки. Как ее только не делят, и меж тем одним драконам ведома правда. Хотя, подозреваю что именно им то как раз чихать, при том огнем и желательно на пришедшего это выяснить, какая у них внутренняя классификация. Просто есть огромные гиганты, небольшие миниатюрные, чуть больше племенного быка, если что, рогатые, лохматые, перепончатокрылые, и оперившиеся. А еще есть рукокрылые, у них перепонки идут от передних лап.

Отдельно стоят ледяные драконы. Говорят очень красивые твари. Но только мало кто может похвастаться тем, что видел их воочию, да и те издалека. Живут они далеко на севере, даже за землями варваров, во льдах и умеют раскрашивать воздух разноцветными огнями.

Я однажды видела, как эти огни показывал на одном из практикумов ректор Академии, у того вышло где-то на минуту продержать огонь площадью с подушку. А говорят на севере эти огни в полнеба. Мне всегда хотелось на это посмотреть. Только возможность такая выпадает одному магу на пять тысяч, то есть практически никому, через земли варваров нет прохода.

Кто-то там обещал сделать все, что я захочу?

- Лилит! - услышала я.

- Что?

- О чем задумалась? Я тебя уже какой раз зову.

- Думаю, кому пришло в голову селиться в таком месте. Тут же голые непроходимые скалы.

- Тому, кто прячется? - предположил Бальтазар.

- А жить здесь как? Ну ладно, предположим, ручьи здесь чистые есть, горные козлы водятся и другая живность. Но все равно - не жизнь это, а существование. И при том кто бы это ни был, но он не бедный, раз смог нанять трех Наездников. Тогда зачем?

- Ох, Лилит, думаю все куда проще, - вздохнула драконица. - Ну, надоело какому богатому дуралею общество, одиночества захотелось. Вот и ушел вдаль, а все необходимое с собой принес.

- Это не о людях, Станислава. Я знаю, некоторые драконы уходят на несколько десятилетий, но не люди. Отшельников среди нас мало и не верится что у нас именно тот случай.

- Вот сейчас и посмотрим. Мы как раз над нужной грядой. Смотрите внимательно.

Мы пару раз пролетели над нужными пиками. Но ничего. Даже обидно. Ни следа магии, ни человеческого следа.

- Стась, сядь где-нибудь, мне сойти нужно.

Оставался последний шанс, и я не преминула им воспользоваться. Присев на небольшом уступе, и прикрыла глаза, я выпустила феникса.

Ясноокий дух пролетел над пропастью скал и всю рассмотрел.

Да, попали мы!

Угу. Что делать будем?

Как всегда.

Усмехнувшись, я открыла глаза.

- Влезем в новую авантюру.

- Что? - удивилась сидящая рядом драконица.

- Я знаю, что мы ищем. - Одного фигурного шарика сорвавшегося с ладони хватило, что бы над нужным местом начал опадать маячок в виде фигурной стрелки. - Давай туда. Кстати, ты видела?

- Стрелку?

- Нет. Птицу?

- Какую?

Что и требовалось проверить.

Наверное, что-то отразилось на моем лице, ибо Бали погрозил мне пальцем.

Мы уже подлетали, когда раскрылся магический купол видимый уже всем. Сложный, даже слишком. Уж не мне ли, придворной ведьме, знать сколько уменья нужно чтобы создать замкнутый щит способный прикрыть такую территорию. А сколько силы! Достаточно представить, что мой бы лопнул через пару минут выжав силы досуха, а ведь я далеко не слабая магиана. Вот гадство, это даже сильнее феникса, а ведь тот запросто может меня убить, когда высасывает силы.

Кто же способен на это? И стоит ли с ним связываться?

- Ну, что будем делать?

- Морду бить, - уже сгорая от нетерпения крутила хвостом драконесса.

- Кому? И как? Разгрохаем замок, выволочем колдуна за шиворот и втопчем в грязь? Если в скалах ее найдем.

- А почему бы и нет? - улыбнулся во все клыки Бальтазар.

- На каких основаниях?

- Он хотел нас убить, помнишь? - обернулась Стася.

- Конечно. Но… Неправильно это как-то. Приперлись сюда и давай громить что ни попадя. Варварство! Да и не думаю что это будет так легко. Уж больно щит хорош. Такой или очень сильный маг мог сделать или артефакт. Да только такие артефакты ценятся на вес золота и все наперечет. Уж поверьте, я знаю, один из них в Вольске храниться. Меня всегда пугали что если я с ним что-то сделаю, меня выдадут замуж.

- А что это так страшно? - рассмеялась Стася. Легко ей.

- Еще бы! Я с детства тешила себя мыслью, что как маг избегну этой горькой участи. Мечты, мечты! Повязали и разрешения не спросили.

Скорченная мина Бали здорово позабавила меня.

- Тогда может в Тарин Дастан слетать, помощь позвать, - предложил синий дракон.

- Пока будем летать, этот сбежит.

Как не хотелось мне остаться вежливой, демократичной девочкой, в душе я была вредной, злобной ведьмой. И когда увидела как на встречу нам несется пара огненных шаров, и пусть Бали даже бровью не повел разрушая их, мне этого хватило.

Бамс, спусковой крючок сработал.

Я зарычала, как наверное мог бы асур или дракон. Только в нашем общем исполнение мой голос получился не самым угрожающим.

Ключ к взлому щита я подбирала с первой секунды его возникновения, где-то на дальнем плане разума. Теперь ударом каблука по твердой шкуре дракона, я потребовала полета. Та даже не подумала возмущаться обращению как со скаковой лошадью.

Пред нами раскрылась небольшая брешь, захлопнувшаяся сразу за хвостом Стаса.

И вот ребята наконец увидели то что рассмотрел во всех подробностях феникс. Небольшой темный замок, приткнувшийся на площадке искусственно выбитой в скале. Конечно он был возведен магическим способом, что делало его хрупче обычного.

Ха, кто-то был так уверен в своем щите, и могуществе, что даже не озаботился другой защитой. Непростительная глупость, которая обходиться жизнью.

"Пособие по взятию замка штурмом", том 1, послесловие от автора, открывается только после прочтения фолианта.

"Ни знаю пригодится ли это вам, по-моему полная чепуха. По опыту знаю, во время штурма не до тактики и сложных пасов. Я обычно плевал и с криком "эх", долбил все без разбору. Интересно бы посмотреть чему вы научитесь. Архимаг Гоолуэн."

И как я была с ним согласна!

В мгновенья ока на замок обрушился огонь двух драконов Алауэн Ту, одного очень азартного огненного асура, и разозленной магианы.

Меня как бескрылую и крайне неусидчивую особу поставили на землю и унеслись в небо. А я уж осталась внизу разбирать по камушку магическое создание. Пальцы с горящими от магии ногтями ворвались в пульсирующую ткань камня как в мякиш хлеба, как в тесто замешенное хозяйкой спозаранку. И сквозь руки в само нутро замка проникла моя воля, противопоставив себя самому его существованию. Сооружение задрожало, было бы живое, завопило бы. Это больно когда тебе говорят "умри, умри, не существуй, я отпускаю тебя". И камень выл и сотрясался, сходя с ума от огненных птиц прожигающих его стены, и от глубокого всепроникающего желания саморазрушения.

Этом то и отличается магически возведенное сооружение от построенного обычным путем, пусть и укрепленного магией. У простого камня есть своя воля, а не воля создателя, которую можно перехватить.

Несколько минут я еще боролась с хозяйской волей, но спорить со мной не у каждого выходит, хотя и противник тоже попался не слабый. Я чувствовала его, точнее ее. Чувствовала и узнавала, изучала как лаборант препарированную мышь. Своих мыслей мне скрывать было не за чем, в отличие от нее. Я открыла пред ней все шлюзы, все воспоминания, сметая чужое сознание.

Это как смотреть в глаза ведьмы. В мои глаза полные усмешки и боли.

Так получай, паскудная баба, всю ту боль что я почувствовала пред умирающим другом. И его боль от потерянной любимой, и боль родственников тех кого ты обрекла на смерть, и боль самих жертв, и "Танец скорбного огня". Все что было, что душило, все что она натворила.

Подавись, Шала!

Я почти воочию видела, как задрожало тело молодой магички пропитанное магией единорогов, взятой насильно. Как она отлетела на добрый десяток шагов, ударяясь о стену агонизировавшего здания, как кровь хлынула через ее нос и рот, как сжались легкие, словно от сокрушительного удара…

В следующее мгновение я поняла, что нет здесь более чужой воли кроме моей.

Ну надо же! - подумала я когда замок наконец взорвался на тысячу осколков.

А с учетом того что чьи-то шаловливые пальчики все еще находились в камне, взрыв можно сказать произошел перед самым моим носом.

Воля то моя, и замок мой, так что ни один камень не посмел ударить или даже поцарапать меня. Да только взрывной волне этого никто не объяснил. Понятное дело что меня швырнуло в сторону как пнутый мальчишкой мячик.

Что-то мне летать последнее время разонравилось. Во всяком случае в одиночку.

Скала, на которой стояло былое сооружение, оказалась очень высокой и с этой стороны практически вертикальной. Так что мне предстоял долгий полет. Левитация здесь не помощник, заклинание произноситься хотя бы за пять секунд до полета, а ни вовремя, да и ни сосредоточишься тут, когда перед лицом проноситься вся жизнь вперемешку с серым массивом скалы.

В общем с жизнью я уже успешно попрощалась. Даже со всем демонам мысленно ручкой помахала. Не поминайте лихом. Я и есть то самое лихо.

Обидно одно, пока прощалась, как-то не заметила что вишу в воздухе и бормочу себе под нос.

Не получилось у меня в тот раз помереть, а я уже целую речь приготовила, которую Аиду толкну по случаю встречи. Что ж Аидушка подожди родименький, не в первой тебе обламываться на моей ушлой душонке.

Зависла я где-то в метрах двадцати над ближайшей острой пикой, недолго падать осталось. Сначала думала Бали в рогатый лобик поцеловать и медаль что ли какую дать, за периодическое спасание нерадивых девиц, в моем ехидном лице. Но потом смотрю, нету его.

А за спиной раскрыты белые полупрозрачные крылья.

Они подчинялись так легко, словно я родилась с ними.

Кому бы рассказать что такое - собственные крылья. Это свобода, неограниченная, полная, беспредельная. Я взмывала вверх, я падала вниз, я кружила и закладывала виражи. Как же это сладко! Счастлива, счастлива, пело мое сердце, кажется само исцеляя свои раны. Небо и серые скалы слились в единый мир без начала и конца, в мир меж которым был лишь воздух и я.

Уж не знаю сколько я кружила на своих, своих! крыльях, пока не услышала несколько далекий, словно накрытый подушкой, насмешливый голос:

- Пора!

- Ну еще немножечко, - заканючила я.

- Хватит. На первый раз, - почувствовала я улыбку.

Ничего не осталось делать, как со вздохом вступить на площадку где дожидались драконы и Бальтазар. Крылья тотчас исчезли.

- Мы уж думали, не стоит ли подняться и силком утащить тебя в крепость, - усмехнулась Стаська, сидящая на камне и поедающая пирожок.

- И получить заклинанием в лоб.

- Говорил же что это опасно, - пожал плечами асур, тоже что-то жуя. - Она и без того летать любит, а уж от воздушных крыльев у нее всегда крышу сносило. Налеталась, малышка?

- Не-а.

Я позволила Бали обнять меня одной рукой и прижать к себе. От счастья до сих пор кружилась голова.

- Знаешь сколько ты летала? Полчаса. А заклинание рассчитано минут на пять. Уж не знаю каких усилий стоило его поддерживать.

- Передай Данте спасибо. Это лучший подарок какой я только могу предположить. Хотя, знаешь, Бали, клинки и Уголек спасали мне жизнь куда чаще. - Я чмокнула асура в весьма замызганную щеку.

- Передам, - вздохнул тот. - Вечно он тебе потакает.

- Ага, когда не запугивает до икоты.

Бали понятливо кивнул.

А я вспомнила, как накануне моего бегства из-под опеки мэтра Оливье мы сидели в кабаке и обмывали встречу и мой долгожданный диплом.

- Ты в следующий раз поосторожней, с хвостом то, - икнул Аскар, уже значительно нетрезвый, пока мы сидели в стороночке и болтали. - У нас это считается жутким оскорблением. Хорошо Данте имеет слабость потакать тебе. Любого другого за такое мигом на ленточки бы порвал. Знаешь, на тоненькие такие.

- Ты может, расскажешь как развалила здесь все? - вмешался в ход моих мыслей Стас.

Ну, я и поведала историю моих разборок с зарвавшейся аристократочкой. Бали лишь усмехался, он то ее помнил.

А потом, где-то на этапе восторгов по поводу полетов, в небе обрисовались драконы. Судя по надменным усмешкам Алауэн Ту, наши.

И чего Дукос так разорался? Истерику устроили, чуть сам крепость не разобрал. Мы с драконами даже шарахнулись от такого. Асур лишь пожал плечами, с презрением смотря на него. Что надо признать не смягчало характер начальника.

- Ну ладно, - сморщилась я наконец. - Идемте к Тиамат, она разберется в праве ли мы были разобраться с тем кто пожелал навредить нам.

- Заткнись, грязная сучка! - взревел тот.

И был схвачен за горло когтистой рукой асура. Бали впечатал его в стену и оскалился, меняя ипостась.

Красивый, отметила я, опасный, угрожающий, как открытый огонь. Как огненный клинок.

- Сейчас ты встанешь на колени и постараешься вымолить прощение у госпожи Лилит. Все понял?

Хм, смотри-ка, они оказывается и сами неплохо умеют пугать. Ну да, разделение обязанностей.

Когда асур разжал когтистую длань, Дукос мешком свалился на пол. Лицо его и губы побелели, глаза выпучились, кожа взмокла и покрылась пупырями. Да, когда рядом с тобой нечто подобное демону Бальтазару соизволит злиться, срочно хочется забиться куда подальше и дрожать. А уж когда он злится на тебя… хочется смерти, быстрой и безболезненной.

И Дукос хотел, даже сильнее чем прибить меня на месте. Поэтому то и упал на колени и залепетал что-то.

Лицо мое перекосило от отвращения. Этот человек никогда не нравился мне, а теперь он оказался мне просто противен. Я даже к пиявкам нежнее отношусь. Сморщив нос, я развернулась и вышла из кабинета.

- Скоро у Тарин Дастан будет новый начальник, - совсем без эмоций произнесла Стася когда мы шли по коридору.

- С чего ты взяла?

- Наездники не потерпят над собой слабого. Их можно направлять авторитетом, но никак не приказывать. Дукос стал слабым. И вовсе не из-за Бальтазара. Нет. Из-за тебя, Лилит. Он почему-то возненавидел тебя с самого твоего появления. Столь явная предвзятость давно бросалась в глаза, и Наездники еще терпели его присутствие, но не мнение. Они считают тебя правой, не его. И в сегодняшнем полете тоже. Никто не смеет нападать на дракона или его наездника безнаказанно.

- Но я не Наездница.

- Но не когда сидишь на драконе, - посмотрел на меня желтоглазый Стас. - Если он позволил тебе это, значит посчитал достойным.

Подумав с минуту, я чуть презрительно улыбнулась:

- Думаю Тиамат уже давно затребовала новую марионетку. Еще с первого дня моего здесь появления.

- Кто такая Тиамат? - спросил Бали.

- Душа Тарин Дастан, - рассеяно пожала я плечами.

От всего произошедшего сегодня я медленно, но верно начала впадать в апатию. Такое бывает. Это как в детстве, когда кружишься, кружишься, потом падаешь и мир все еще вертится вокруг тебя, но с его остановкой приходит и тошнота. Вот и меня сейчас тошнит.

От этих стен, от недомолвок, от стылого горного ветра, от незнания и немощи, от опостылевшего одиночества.

Я знала лишь одно лекарство, способного на время облегчить мои страдания. Лишь одно короткое слово "Хабиби". Но как наступить на горло собственной гордости, единственному что у меня есть от крови принцессы Вольской.

- Кстати она зовет тебя, - усмехнулся Стас. Видно опять телепатия драконова. - И заодно Бальтазара, познакомиться.

- О-о, - простонала я и скосила на демона взгляд. - Только ему снова переодеваться надо. И зачем тебе трансформироваться приспичило? Так никакой одежды не напасешься.

- Ведь есть морок.

- Ага. Вообще-то истинному дракону все равно в одежде ты или без. Но вот конкретно эта старая перечница заплюет тебя шпильками. Так, чтобы было. Иногда мне кажется, крепость построили только для того чтобы не дать одной ворчливой драконихе терроризировать мир.

В общем пред мутные очи старушенции мы предстали где-то через час. Бали уже одетый, я уже отошедшая от самокопания и порывов сделать глупость.

Бали спокойно поздоровался с драконицей церемониально, так элегантно поклонившись. Даже попытался поцеловать лапку, но Тиамат кокетливо погрозила ему пальчиком. А говорит "нет у нас кокетства, нет у нас кокетства".

Я привычно уселась на плоском камне укрытом мягчайшим ковром из шерсти илиских овец, а они там на диво мягкие да пушистые, как попой на облаке. Бальтазар же встал прямо надо мной и сложил руки на груди, выражая собой монолит спокойствия и уверенности, за которой так легко скрыть огромную силу. Эх, хорош, мерзавец, думала я, смотря на него. И чего я в него в свое время не влюбилась, с Бали ведь всегда было как-то проще.

Вообще с любым проще, чем с этими двумя…

Я напряглась и уже привычно посоветовала себе не мечтать. Со своей везучестью я была уже знакома, и как-то страшно в который раз разочаровываться. И все же… иногда так хотелось надеяться - а вдруг, а если, а возможно. И мне не придется выбирать и превращать свою жизнь в сплошное страдание. А это уже неизбежно, если любишь двоих.

И все же я ловила себя на том что надеюсь.

Еще бы, все же некоторая схожесть в них есть. Например, эта непостижимая непонятность.

Мне хотелось надеяться, очень хотелось.

Тут я поняла что сижу в пещере драконицы, остановив свой невидящий взгляд где-то в районе асурьего локтя, сам же Бали соревнуется с Тиамат в "гляделки". Хм, и сколько время прошло?

Переведя глаза на драконицу, я приподняла брови.

Наконец через пару минут напряжение растаяло, и Тиамат кивнула:

- Идите.

Ничего не понимая, я поплелась за демоном.

Ближе к вечеру прилетел Элвил. Я с ним опять пообнималась, повисела на толстой шее и чмокнула в морду. Дракон остался доволен. В крепости ему понравилось, помниться он такой же поклонник приключенческих книжек, как и я.

Так что все оставшееся до ночи время я провела с ним, рассказывая о своих приключениях. Элвил завистливо вздыхал, метя каменный пол наподобие собаки.

Попрощавшись с ним до утра я уже шла спать когда вдруг обнаружила недалеко от двери ведущей с крыши, на которой заночевал дракон-книгоман, знакомую фигуру, сидящую на парапете.

- Бальтазар, что ты здесь делаешь? - удивилась я, подходя к нему.

- Жду, когда ты наболтаешься с этой метелкой летающей.

- Как ты можешь так о благородном животном.

- Ха, благородный! Он трус каких мало. Поэтому у асур и прижился.

- В таком случае он скорей убежал бы от вас, - улыбнулась я и щекой прижалась к его плечу.

- С чего бы это? Он знаешь ли тоже не красавец. А мы защищаем тех кого любим.

- Стало быть его вы тоже любите? И кто это у вас такой извращенец?

- Ох, Лилит, мысли у тебя нехорошие. Элвил нас в детстве нянчил побольше всяких репетиторов и воспитателей. У драконов ведь Знания.

- Знания, - усмехнулась я. - Только делиться они с ними не желают. - Сев рядышком я задумалась. И где-то через минуту мотания ногами глядя в темноту заговорила. - Ты сказал что вы защищаете тех кого любите. А что будет если я… умру.

Асур уставился на мое лицо, словно желая понять - а не собираюсь ли я немедленно покончить с собой. Затем, все же поняв что делать такие глупости я не намерена, успокоился. Насколько это возможно находясь рядом со мной. Сильно я бы ему не советовала.

- Что будет? Плохо будет.

- А когда оно было хорошо?

- Ну, когда-то было. Только станет совсем плохо. Дальше некуда.

- И это из-за одной маленькой меня? - позволила себе усомниться я. Так чисто развести его на разговор.

- Из-за одной маленькой тебя. Ты то маленькая, - улыбнулся он с нотой грусти и взял мою ручку в свою. - Вон косточки какие тонкие, даже страшно становиться как ты с такими живешь. Кожица как пергамент. А голова пустая, разве что ветер не гуляет. - На это замечание я позволила себе гримасу - еще как гуляет. - Да только душа у тебя большая, добрая и нам родная. А если тебя не будет, что прикажешь нам делать?

- Вздохнуть с облегчением. Такая ноша с плеч.

- Да какая ты ноша, так - котенок неразумный.

- Это как, поиграл и бросил?

- Бросишь тебя пожалуй. Это как маленькая, забавная, нежная и беззащитная. Когда хочется посадить за пазуху, не выпускать, и чесать за ушком.

- А если поцарапаю?

- Так что с тебя глупышки взять, пальчиком погрозим и дальше играть отпустим.

- Ага, отпустите вы, как же.

Темные глаза Бали чуть светящиеся в темноте посмотрели на меня о-очень осуждающе.

- Чего тебе опять не так? Живешь как хочешь, делаешь что хочешь, еще и недовольна. Что мы еще должны для тебя сделать, Лилит?

- Освободить. - Я вытянула руку с раскрытыми цветами, покачивающимися на холодном горном ветре овевающим крепость. Они тоже слегка светились, отдавая золотым.

За столько лет я уже привыкла к ним. И к перчаткам скрывающими даже не от других, от меня, главную рану в такой неспокойной жизни.

- Почему же ты так упрямо этого требуешь?

- Я с детства хотела сама выбирать, что мне делать, куда мне ехать, с кем быть, как жить. А меня этого права разом лишили. Мне нравиться путешествовать по Королевствам.

- Так тебе этого никто и не запрещал. Гуляй сколько хочешь. Только будет лучше если ты пред этим явишь свой прекрасный лик в Царство и выйдешь наконец замуж. А там можешь делать что хочешь. - Я скептически хмыкнула, на что Бали поморщился. - В конце концов, если ты так настроена против брака, то пока можешь, просто облазит все Царство вдоль и поперек. А там есть на что посмотреть, уж поверь мне. Места красивее тебе встречать не приходилось и не придется. И занятного у нас много. Одна долина гейзеров чего стоит. А радужный водопад. От нечего делать ребята еще время от времени вулкан будят, знаешь как красиво? В Царстве Варуны очень интересно просто побывать. А тебе еще и полезно, ты должна знать страну, где будешь Владычицей как свой собственный нос.

Захихикав, я мигом навела на данную часть лица морок, увеличив его до невероятных размеров. Бали тоже улыбнулся. Ох, как мне нравилась его улыбка, когда из-под губ вылезали острые клыки, угрожающие, но такие миленькие на этой рогатой мордашке.

- Кстати, раз мы затронули эту тему, может расскажешь почему я ни разу не слышала о вашей нынешней Владычице. Все-таки это настораживает, вдруг вы их раз в год приносите в жертву на том самом вулкане. Кто вас знает, чертей разноцветных.

- Никого мы не приносим. У нас нет жертвоприношений. А с богами вообще напряженные отношения. Мы же демоны, - пояснил он. - А Владычица живет, не кашляет. Просто она в отличие от некоторых особа скромная и тонкая, и не занимается каждый день тем что напоминает миру о своем существовании. В общем по сравнению с тобой - скучная серая мышь.

- И не стыдно так о матушке отзываться? - хихикнула я.

А Бальтазар меня поразил.

- Она нам не мать. И Наследнику не мать.

- Как это?

- Ну просто… Думаю стоит тебе рассказать, хотя это следовало сделать уже давно и более тонко что ли. Зака бы сюда, у него всегда неплохо выходит.

- Да знаю я парламентера вашего. Рассказывай ты, что у вас там за история.

- Мы тебе говорили что Веельзевул очень долго не имел наследника. Очень долго. Он был уже как сотню лет женат на Гедриэль, когда взошел на престол, но детей у них все еще не было. В тот момент это никого не насторожило. Только шли годы, а жена никак не могла дать Владыке Царства дитя. Такое раньше у асур не случалось, только повелительница оказалась бесплодна. Понимая что Царству в будущем грозят жуткие распри Веельзевул пошел на преступление в понимании асур, он решил что ребенка ему родит другая женщина. Видишь ли, малышка у нас нет незаконнорожденных детей, за этим строго следят. Только в случае с Веельзевулом пошли на отступление от правил. Он нашел самую достойную женщину, по его мнению, и предложил ей стать матерью его ребенка посулив ей все что та не пожелает. Она отказалось от всех его посулов, но родить ему дитя согласилась. По ее словам большей чести нельзя и желать для скромной женщины. Только одно потребовала она, никогда не видеть свой плод. Веельзевулу такое условие пришлось по душе, уж очень он боялся ревности своей жены к матери его ребенка.

- Еще бы! - я свела к переносице брови и недовольно поморщилась. - Я за такое всю морду бы расцарапала, да к черту бы послала. Хотя… к чертовке.

- Гедриэль не могла дать мужу ребенка, но не могла и лишить его этого. Правила она приняла безропотно. Ребенка в назначенный срок приняли и забрали. А вместе с ним еще три матери лишились в тот день своих новорожденных детей. Но как я говорил, такое посчитали честью. Детей поселили в Серебряном Граде при полном штате гувернанток и разношерстных воспитателей. Вот так мы и появились на свет. Что же касается нашего отношения к жене нашего батюшки, то здесь все понятно, не любим мы ее. Точнее она нас не любит. Я бы сказал хуже, но мне обычно ребята не дают, говорят что точно наверное даже сам Веельзевул не знает. Просто более холодной женщины мы не встречали. Может для кого-то она и добрая госпожа, для нас она безучастная мачеха, и с этим ничего нельзя поделать.

- То-то мне всегда казалось, что вас в детстве недолюбили.

- Правда? Неужели это так заметно? - напрягся демон.

- Только если смотреть в ваши глаза, так как смотрела я.

- Как не горько, но ты права. Правильно говорят что если сразу не заладилось, все потом кувырком. Отец все время занят был, хотя как раз он нас любит, всех четверых, уж мы то это чувствуем. Репетиторы эти проклятые и вздохнуть не дают, гоняют как профессиональных наемников. Гувернантки относятся, словно к хрустальным вазам, разве что пылинки не сдувают. Вот и получалось, что у нас есть только мы. Впрочем, думаю, на нечто подобное отец и рассчитывал, мы же стали ближе чем кровные братья. Что касается Гедриэль, она просто так и не смогла простить нам того что в нас нет ее крови. Ни в одном. Она ведь до сих пор не знает кто из нас настоящий сын Веельзевула. А мы не смогли простить ей пренебрежение и холодность с которой она относиться к нам, хотя прекрасно понимаем все ее чувства. Но она хотя бы честна, никогда не строила из себя любящую мамочку и ни разу деланно не улыбнулась.

- Это мне знакомо, - покачала я головой обнимая Бали за плечи. Делать это было очень сложно по причине их ширины. - Иногда мне так и хотелось вцепиться в волосы мачехе что бы она наконец перестала так лыбиться мне словно цацку новую увидела. Ведь знаю - терпеть меня не может. И она знает, что я знаю. И весь дворец знал. От этого еще хуже становилось, точно тебя грязью обдали. Иногда мне казалось, что она была бы рада если бы я умерла вместе с матерью во время родов. Так что Бали, мачехи это у нас общее.

- Твоя просто к отцу тебя ревновала, знала что ты его любимица, хотя тот и пытался скрывать. Только у него не очень получалось, о его особой нежности к тебе все знали, уж мы видели. И то что балует он тебя больше чем кого-то другого и прислушивается к твоим словам и советом, она тоже видела. Ей же можно сколько угодно объяснять что бы просто очень похожи были и понимали друг друга, самолюбие ее было не исцелить. Вот и срывалась на тебе. Не короля же пилить. Он ее бы быстро заткнул. Хороший был король.

- Он мне вас накликал, нелюди вы мои хвостатые, - нежно улыбнулась я, поглаживая асура по щеке. - Уж лучше бы сразу утопил.

Бали немного подумал обидеться ему на это замечание или рассмеяться, и выбрал второе. Ночь уже давно вступила в свои права, опускаясь на горные пики темным плащом. Любила я ночь, что поделаешь. Мне нравилась тишина и неспешность этого времени, шелест ветра запутавшегося в ветвях, свет далеких копей звезд, луна в сияющей дымке. Магия. Как еще назвать это время?

- Слушай, а почему Веельзевул просто не развелся. Я конечно все понимаю, но бездетность принимается как веская причина развода даже в правящей семье.

- У людей. Но не у асур. Знаешь малышка, кое-кому стоит рога бы поотшибать. Тебе уже давно все стоило объяснить. А потом они удивляются, почему это ты ни хочешь ехать в Варуну. Конечно если видеть нас как варваров способных на такие странные поступки под которыми ты наверняка не видишь оснований. Слушай меня и постарайся понять. Мы никогда не разводимся, потому как не можем любить кого-то другого кроме жены, а если есть любовь, все разногласия можно уладить. Для асура любовь это высший дар, который мы просто не можем разбрасываться. Поэтому если она приходит с этим ничего нельзя поделать. Обычно в таких случаях мы идем к особым жрецам, которые просчитывают удачность такого союза, а затем к семье и просим дозволения на брак. Если им и невесте это угодно, то проходит обручение. Не морщи свой прелестный носик, Лилит, в случае с тобой все получилось несколько скомкано. У нас вообще все через хвост. Обручение в принципе очень отличается от того к чему привыкли люди. У вас это обмен кольцами и некими клятвами. У нас это сложная церемония, которая начинает связь душ. Кольцо не символ, а реальная связь двух душ, обмен которыми производиться в то же время. Тебя мы поостереглись сразу пугать, на тебе и так лица не было. - Бальтазар нехорошо ухмыльнулся. - Видела бы ты себя в тот момент, мы всерьез боялись что ты не выдержишь. Об этом сложно говорить, для нас это очень интимный процесс. Если ты кого-то любишь, то наивысшим даром мы считаем разделить это чувство. У нас это совершенно нормально.

- Но у людей - нет. Для людей право выбора превыше всего. Хотя многие со мной не согласились бы.

Демон осторожно приобнял меня одним крылом и вздохнул:

- Мы понимаем, что сильно обидели тебя. Просто кое-кто влюбился как мальчишка. - Бальтазар попытался сдержать вздох, отчего тот получился особо тяжелым. Бросив на меня короткий взгляд, он вновь уставился в темноту весенней ночи. - Лилит, малышка, хочешь, я расскажу тебе, как влюбляются демоны? Становиться очень больно, вот тут, так словно сердце сейчас разорвется. Затем внутрь проливается тепло, оно пьянит и дурманит. А потом ты понимаешь, что начал жить. Это завладевает всем в твоей душе, это сравни безумию. Асуры проклятый народ, и такой дар как любовь мы принимаем с радостью. И никогда от нее не откажемся. И он не откажется, понимаешь? Конечно, он может жениться на другой. Но ведь это никому не принесет счастья. И тебя он не забудет. Помнишь, мы когда-то обсуждали это. Так вот он никогда не смириться с потерей любимой женщины. Уж слишком хорошо мы прочувствовал все оттенки этой боли, когда думали что ты умерла.

- Ни надо, Бали. Я все знаю. Только пока у меня есть дела и здесь. - Я потерлась лбом о его плечо и вздохнула. - Давай больше не будем об этом. Пошли лучше спать.

- Хорошо, идем. Только… не избегай его, пожалуйста. - На меня смотрели страдальческие вишневые глаза светящиеся в темноте. Впрочем, не сильнее горящей шевелюры. - Он все так же ждет тебя каждую ночь и очень скучает. И нам надоело постоянно восстанавливать Серенити, в конце концов.

- Что восстанавливать?

- Серенити. У него любимое развлечение, чуть что не по его, сразу замок громит. Ужас, уже не знаешь где проснешься - в своей комнате или на развалинах.

А я засмеялась, радуясь что не только от моих рук страдают различные произведения архитектурного искусства.

Прощались мы бурно. Пожалуй, даже слишком. Я уже полчаса не слезала с рук печального демона и обливалась слезами вперемешку со смехом и едкими замечаниями, а так же время от времени завывая "на кого ж ты меня покинул". Бедный Бальтазар от такого бледнел и клятвенно заверял еще как-нибудь навестить по случаю очередной истории, в которой я увязну по самый небалуй. Я согласно кивала и просила в следующий раз явиться хотя бы в сносных штанах, а не в мороке. Демон обещал обсудить этот вопрос с Заквиэлем, попутно намылив ему шею все в той же ванной из которой огненного демона столь беспардонно телепортировали. На что я услужливо подсказала, что в таком случае лучшей местью будет телепортация этого несносного типа в совсем чужую ванну, и что бы желательно в этот момент в ней кто-нибудь был. Бальтазар счастливо потер ладони, уже мысленно перебирая кандидатов на совместный банный день для Заквиэля. Надеюсь, мне не влетит когда узнают чьей идеей была сея невинная шутка.

Еще я добрые пять минут распиналась, рассказывая как хочу вновь увидеть своих чертят всех вместе. Особенно упирая на то что очень соскучилась по своему зеленому другу. Это так, для отвода глаз, не говорить же мне что хочу видеть Данте до темноты в глазах.

Я в очередной раз с силой обхватила шею демона и наконец, отпустила своего страдальца. Отдышавшись, он улыбнулся.

- Не переживай так. Мы ведь увидимся. А лучше если ты полетишь со мной.

- Ага, разбежалась. Бали я тебя обожаю, - улыбнулась я и чмокнула его в подбородок. А потом заглянула в вишневые глаза горящие изнутри. Как у саламандры. - Будь хорошим демоном, передай от меня принцу вот это.

Если раньше Бали и смотрел на меня с подозрением, то сейчас совсем растерялся. Что и было использовано с толком. Снова обняв его, я довольно напористо прижалась губами к его губам. Первые секунды он лишь оторопело стоял истуканом, но потом весь как-то расслабился, растекся и обняв ответил. Да еще как!

Вот интересно, кто учил этих чертей целоваться? Или это приходит с опытом их далеко не короткой жизни? Уж не знаю, но только делают они это так, что наконец оторвавшись я с пол минуты в себя не могла прийти.

А демон вздохнул:

- И как по-твоему это передавать? Знаешь Лилит, я кажется понял за что он тебя так любит, за такое нельзя не любить.

- За что же? - лукаво улыбнулась я, приподнимая бровь.

- За страсть и огонь в твоей крови. - Бали поцеловал меня в висок и разжал объятья. - Мне пора, малышка.

Снова чуть не расплакавшись, я отпустила асура. И тот словно спасаясь бегством от непредсказуемой ведьмы, поспешил залезть на дракона. Что не было пропущено мной и злостно прокомментировано:

- Ну что за мужчины пошли, ты с поцелуями, а они в кусты.

Элвил захихикал, выдувая из ноздрей облачка пара.

- А ты проследи, что бы он передал все в точности, - кивнула я дракону.

Прощались мы довольно далеко от крепости, на большом уступе одной из скал. С рассветом мы с драконицей вылетели проводить Бальтазара, уже собравшегося смотаться от нас "по-тихому". За что был нещадно бит подоспевшей ведьмой и драконицей. Я высказала Бали все что думаю об их способе прощаться, и о нем в частности. После чего пристыженный асур был вынужден терпеть меня на пути к границе патрулирования драконов Тарин Дастана.

И вот теперь он вновь оседлал бедняжку Элвила, бедняжка был больше Стаси раза в два, и считался не просто крупным драконом, а гигантским. Бали помахал нам рукой и послал воздушный поцелуй. А затем они взлетели.

Я тяжело вздохнула, прощаться с друзьями всегда грустно.

- Не переживай ты так, - коснулась моей щеки Стася. - Не навсегда ведь.

- Просто я по ним так скучаю.

- Ну вот, они еще за горизонт не скрылись, а ты уже слезами обливаешься. Давай лучше полетаем.

Она знала, чем меня соблазнить.

Заложив пару крутых пике, мы немного порезвились в небе, а потом медленно, наслаждаясь полетом, направились в крепость.

Крылья золотисто-красного дракона мерно поднимались и опускались. Ее тяжелые бронированные бока ходили им в такт. Уверенна даже сердце драконицы в тот момент не выбивалось из общего ритма. Вдох - взмах - стук! Мелодия одного полета.

Эх, сейчас бы в руки любимый котэ, подаренный мне дивным давно папочкой.

Я любила весну. Как звон ручья, как первые жаркие солнечные лучи, как запах прелой земли раскрытой после снежного одеяла, как радостный щебет перелетных птиц, как свободу от холодных оков зимы, как радость долгожданной дороги.

И лишь один день я ненавидела - день когда ее не стало. Ее, это глупенькой принцессы влезшей со своими детскими мозгами в крутые игры всесильных демонов.

Мой второй день рожденья.

Я люблю весну, и один поганый день этого у меня не отнимет.

Даже сегодняшний.

Это я поняла, когда заметила боковым зрением яркое поблескивание справа. В мгновение ока образовались щиты, мой и драконицы. Только может для кого-то это и была непробиваемая броня, мне они показались бумагой, сквозь который проходит арбалетный болт, так легко широкая длинная молния пробила их. А затем она врезалась в заднюю лапу уходящего от прямого удара дракона.

Станислава взревела от боли. Я же занималась созданием других, более мощных щитов, кто знает что еще придет в голову атаковавшему нас.

Раненая драконица сильно сдала в бок, медленно, но значительно опускаясь.

- Нельзя, Стася, - закричала я.

И в то же мгновенье с ближайшего каменного уступа сорвалась новая молния. На этот раз щиты сработали более действенно, хотя дракону все же досталось серьезно.

Прочитав заклинание, я подпрыгнула и на несколько секунд зависла в воздухе. Этого хватило что бы драконица уже не обремененная наездником подобралась и упав на дно ущелья несколько раз перевернуться. Я медленно опустилась, автоматически выстраивая над собой новые щиты, закрутив их вокруг себя наподобие смерча.

Где-то в метрах ста, безрезультатно пыталась встать драконица. Из ран ее хлестала кровь, густая и темная.

Секунд десять у меня отняло создание щита для неприкрытой драконицы, ее собственные неизвестная молния прошибала на раз, а это слишком трудноосуществимо. Слишком мощное и узконаправленное оружие, как я заметила - меня они щадят. Значит, охотиться именно на дракона. Или же нет?

Не успела я пробежать и половины пути, как стало понятно для меня здесь запасены другие штучки. Откуда-то сверху посыпались искрящиеся стрелы.

В руках возникли огненные клинки, и я начала особый танец со смертью, рассекая направленные на меня древки стрел, все-таки прошедших сквозь щиты. Передышки было лишь мгновенье, за которое я успела выпустить пять небольших голубых самонаводящихся шаровых молний. Они с шипением врезались в серый камень ущелья далеко над моей головой. Стрелы тут же кончились.

Что насторожило меня еще больше. Вывод один - хорошо продуманная ловушка. Кто-то успел поставить сильные охранные артефакты способные активироваться, реагируя либо на меня, либо на приказ хозяина. Точнее хозяйки, в совпадения я не верила.

Эти выводы не прибавили мне настроения, слишком много вопросов появилось.

Через следующих десять шагов на меня обрушался град заговоренных дробин, от которых я успешно отмахнулась с помощью амулета асур. Мелкие металлические жала просто снесло воздушной волной.

Наконец мне удалось добраться до Стаси и объединить два щита в один. Могучие бока дракона нервно вздрагивали, и она больше не пыталась встать.

На слова у меня не было времени, мысленным приказом я вызвала саламандру, и она тут же прочувствовав ситуацию, занялась прижигание ран дракона. Кровь так хлестала, что вскоре могла потечь по ущелью наподобие реки.

Одновременно я прижавшись к спине драконицы, мысленно проверяла местность на наличие других сюрпризов.

Не более чем в пяти шагах вперед, стоял еще один артефакт, сделав пометочку, я оправилась далее, насобирав таким образов вокруг нас еще штук пять разных ловушек, от знаменитого "Улья", что-то наподобие тех дротиков, только с магической начинкой, такие сбить воздухом не получиться, и до банального генератора пульсаров.

Больше поиском мне заняться не дали, где-то со стороны почувствовался знакомый поток магии, и я срочно занялась заклинанием деактивации. Послышалось пять равнозвучащих щелчков.

- За Бали, быстро, - прошептала я Угольку, планомерно жгущую раны притихшему и обессиленному дракону.

Надо будет потом узнать, что за заклинания использовались против нее. Так, на всякий случай.

А меж тем, на краю каменной стены поднимающейся над ущельем, появилась высокая фигура, замотанная в плащ.

- Добрый день, принцесса. Надеюсь, я не испортила тебе прогулку?

- Что ты, Шала. Разминка всегда на пользу. А то с прошлой встречи я как-то заскучала.

- Ну так я тебя развлеку.

И с белого посоха в нашу сторону просто хлынули длинные молнии. Большинство из них я успела отвести, какие-то разбились о щиты, но две с противным чавканьем вошли в тело дракона, а одна таки резанула меня по предплечью. И что самое интересное, они не лечились магией майя!

Ну да, припомнила я, магия драконов иного толка. Она вполне способна поспорить с распроклятой майя, что доказало мое жуткое состояние похмелья после заглядывания в озеро, и уж тем более резонировала с магией драконов. Мы попали!

- Что тебе надо? - не стала я валять дурака.

- Что бы ты сдохла, мерзкая тварь!

- Громко звучит. Но ты всего лишь мелочная бабенка, которой никогда не подняться выше сельской ведьмы. - Я демонстративно сплюнула.

- Я победила тебя.

- Где? Победишь когда спляшешь на моем трупе. Спускайся сюда, Шала. Или ты по-прежнему предпочитаешь бить из-за угла, как перепуганная студенточка-ведунья?

Магичка оскалилась, но терять преимущества не спешила. Конечно, сверху куда удобней поливать заклинаниями.

Следующим ее "даром свыше" была алмазная сеть. Я то отскочить успела, сразу поняв к чему все идет, а вот драконицу накрыло. А такая даже Алауэн Ту удержит, при том обоих сразу.

Увидев это, я не удержалась и ударила вверх добрым десятком заклинаний шаровой молнии. И ни попала.

Стоило экономить силы.

Присев на корточки я посмотрела вверх.

- Дракон то тебе зачем?

- Думаешь заговорить мне зубы, пока не появиться твой приятель? Не выйдет, Лилит. Он немного задерживается. Ты не против пока развлечься со мной.

- Прости Шала, я не по этой части. Мужчин предпочитаю.

Кажется задела. В ущелье хлынул такой град чужеродной магии!

В общем едва жива осталась. Все руки и ноги в порезах и ожогах, эльфийским нарядом надетым по случаю прощания с другом можно спокойно мыть полы, не боясь придания анафеме своей скромной особы от почтенного кутюрье.

Оскалившись, я ответила доброй половиной своего магического запаса, приправленной майя из четырехлистника. А увидев клубы пыли поднятые моей атакой, недобро рассмеялась. И отправила в ход только одним, особым заклинанием, вот не думала что пригодятся знания.

Серебряная дуга, напоминающая месяц, вырвалась из рук и, взлетев по косой вверх как серпом срезала часть скальной стены, на которой так удачно расположилась Шала. Огромный брусок начал съезжать вниз, прихватив с собой растерявшуюся ведьмачку. Я бросилась в сторону дракона и соорудила для нас хороший, физически непроницаемый щит. Почти в туже секунду в него начали биться крупные осколки, щебень и пыль.

Но не успело все это осесть, как из-за завесы меня сшибла с ног новая порция белых молний. Только теперь они были куда меньше, и куда проворней. Достойный магичесмкий щит я раскрыть не успела, отвести тоже не получалось, так что мне неплохо досталось. Сквозь рукава изодранной куртки виднелась тоже не совсем целая, красная от крови рубашка. Левая нога непослушно подогнулась. Под ребрами жутко хлюпало. Но самое главное - эта зараза снова укоротила мою с таким трудом выращенную косу.

Это простить я не могла.

И выпустила одно из самых разрушительных заклинаний которые только могла использовать не рискуя собой и раненым драконом.

Сначала из сомкнутых и медленно раздвигающихся ладоней полыхнул лишь желтый огонек, потом он приобрел красные всполохи, а затем, когда держать его стало слишком больно, напитанный магией и болью вырвался, попутно делясь и делясь. Заклинанием "Закатной тропинки" можно армии косить, под одним таким пара полков ляжет, никакой щит не спасет. Беда только в том что сил он забирает много, и делает о-очень больно.

Стоя на четвереньках меня вырвало сгустками крови и желчи. Казалось, внутри все смешалось, и я уже не разберу где пробитые легкие, а где сжавшийся желудок и нервная печень. Хотелось упасть и заснуть.

Только этого не стоило делать, не проснусь ведь. Вместо этого я сосредоточилась на восстановлении своих внутренностей по местам. А то нехорошо как-то, и дышать вроде кровью приходиться и сердце свистит, а не бьется. А оно не мое между прочим, заложенное. Что я потом господину своему скажу - "прости, оно немного пообтрепалось"?

Пару минут было тихо. А потом сквозь пелену усиленной регенерации я услышала хлопки.

Крылья!

Он спустился аккурат между нами. Так что все остальное я видела не слишком хорошо, но дорисовать подробности не вызывало труда.

Бальтазар сумел в общем месиве из обугленного камня разглядеть объемную тушку драконицы и спустился к ней. Меня всю в пыли поверх липкой крови он заметил только на земле или по запаху, или по ауре. Легко коснувшись сдерживающей сети, асур разрушил ее и со всех ног двинулся в мою сторону. Сил что-либо сказать у меня уже не было, поэтому я лишь крикнула, когда длинная молния вырвалась откуда-то из-под обломка камня и прошила тело демона насквозь. В вишневых глазах полыхнул гнев и боль. Только молния, дарованная взятой насильно силой единорогов, была сильнее его. Бали успел полыхнуть назад огненной стеной, но все равно упал.

Раскрытый щит вполне недвусмысленно говорил что Шаласка еще вполне жива и боеспособна. И это к лучшему. Никто потом не скажет, что я убила безоружную.

По венам прошел жар, и я ощутила знакомое присутствие. Глаза полыхали от золотых искр, и когда я встала, уже никто бы не дал за жизнь магички и ломаного гроша.

Магия. В таком гневе она бесполезна, сейчас я была готова разметать горы и превратить здешние пики в одну гладкую равнину. Ярость духа придавал нечеловеческие силы, и я уже не задумывалась, чего мне это будет стоить впоследствии. Убить, беспощадно и жестоко, вот что я хотела.

Пару боевых шаров я попросту не заметила, сноп белых молний, значительно уменьшившихся в количестве с прошлого раза, сшибло щитом, образовавшимся помимо моей воли из браслета с кошачьим глазом. Была еще какая-то мерзость, но ее как Нагос тряпку, прямо перед моим носом порвал оживший паучок. В общем Шалаиза, графиня Тулирксая, встретила мое разгневанное высочество не самым добрым приветствием. На что я нисколько не обиделась. Наоборот нежно улыбнулась, словно вампир девственнице.

Она сидела, привалившись целым боком к огрызку скалы, другой бок представлял собой ошметки из обгорелой плоти и голых ребер. Безумный взгляд, ополоумевшей от страха и непонимания магички, я же должна была бать мертва, еще от "Закатной тропинки". Правая нога неестественно вывернута. На голове, бальзам на мои раны, слипшаяся от крови и жара корка. Отвратительная картина надо признать. В другое время я бы побрезговала добивать ее, но сейчас…

Эта тварь живучая, не только умудрилась убежать из рушащегося замка, но и встретить меня через несколько дней и едва не прикончить. А теперь еще оказывается в таком состоянии Шала смогла убить моего друга и попытаться достать меня.

То что я делала дальше для меня будет лучше забыть. Скажу лишь одно, Шалаиза жила еще примерно минуты три, и это были самые длинные и болезненные, даже не минуты - секунды в ее жизни.

По щекам катились слезы и я уже ничего не видя осела на камни рядом с демоном. Перевернула его на спину и зачерпнув пригоршню убегающей сквозь пальцы силы зажала руками сквозную дырку в его животе. А затем с силой ударила по груди, раз и еще и еще. Раскрыв расслабленный рот, я вдохнула оставшийся в горящих легких кислород.

- Давай, дыши. Давай. Ты же еще здесь. Прошу, Бали!

В следующую секунду я почувствовала, как что-то тонкой струйкой ускользает от меня. Феникс, конечно, все понял быстрее и влил в асура нужную часть своей силы.

Стоило Бальтазару начать дышать, я осторожно легла рядом и усмехнулась.

Вдали слышались звуки бьющих воздух крыльев. Мощных драконьих крыльев.

- Лучше убей меня сразу. Все произошедшее лишь моя вина.

- Бали, не время для истерик и приступов самобичевания. Может в другой раз, а?

Обалдевший от такого Бальтазар раскрыл рот. А принц обхватил коленопреклоненного друга за плечи и поднял на ноги.

- Что произошло? - приподнял брови Заквиэль.

Подойдя к большой кровати с закутанной в одеяло маленькой бледной девушкой, он слушал в пол уха, не в силах и глаз оторвать от медленно умирающей любимой.

- У Лилит были личные счеты с этой ведьмой. Малышка уже в который раз ломала ей игру. И надо же было так случиться, начальник Тарин Дастан оказался отцом той самой ведьмы, сосланный королем Вольска уже очень давно. Он то и припрятал свою дочь в скалах, надеясь что там она наберется могущества и отомстит обидчикам их семьи. И тут в крепость является наша малышка собственной персоной и разводит бурную активность. Ну, они и решили ее уничтожить. Один раз не получилось. А второй раз они просчитали все до миллиметра и выстроили удивительно грамотную ловушку. Мы расстались, и я пролетел довольно много, прежде чем появилась саламандра. Она передала что на Лилит напали, драконица ранена и им обоим нужна помощь. Я развернул Элвила и мы помчались назад, но едва миновали место нашего прежнего расставания, в дракона ударила эта молния, разорвав крыло. Дальше пришлось махать на своих двоих. Только было поздно, там камня на камне не осталось. А потом мне в спину ударила та же молния, я по глупости прикрылся слишком слабым щитом, спешил к малышке. Ну вот и все что я помню. Очнулся я там же. Только дырки во мне уже не было, вокруг летали драконы и носились лекари. - Он горько повесил голову. - А Лилит почти не дышала.

- Что с ней? - бесцветным голосом спросил он.

- Диагностик сказал, почти все внутренности отбиты. Легкие полны крови. Перебит нерв на ноге, переломаны ребра. Остальное - порезы, ожоги, на общем фоне как-то теряются. Ну и на магическом уровне полное истощение, буквально до последних запасов. Аура сами видите в ошметках. Она не может ни сама себя восстановить, ни даже дышать без помощи лекарей. При том они же уверяют, что вмешиваться не стоит, это может убить ее. Организм просто не примет чужеродную магию.

- И еще, - вмешался Бальтазар, чувствующий свою ответственность. - Я умирал и чувствовал это. А Лилит… она спасла меня. Она каким-то образом отдала мне глоток своей души, способный реанимировать меня. Так что не подставься я так глупо, возможно все было бы иначе.

- Возможно. Но не стало ведь. Идите, я хочу немного побыть с ней.

Тени послушно вышли.

А он сел рядом и дотронулся до бледной холодной руки. Этот холод очень не нравился. Асур взял ее руки и сжал в своих горячих ладонях.

- Лилит, пожалуйста, постарайся. Ты очень сильная, я знаю. Борись за свою жизнь.

Девушка продолжала бледным призраком лежать на льняных простынях. Хорошенькое личико заострилось чертами и напоминало маску. Холодные руки постепенно отогрелись, но как он понимал ненадолго.

Как же тяжело вновь видеть, как умирает частичка твоей души, самое любимое существо на свете. Все ради чего стоит бороться и жить.

Ах, вот оно!

Принц позвал теней и едва сдерживая себя на месте рассказал о соей задумке.

- Если это не получиться, то уже ничего не поможет. Мы связаны сильней, чем могут себе только предположить эти доктора. Ей моя сила не чужая. Да и много не надо, только толчок, который заставит девочку бороться.

- Это очень рискованно, но может сработать.

- Ты должен понимать, если вмешательство будет неудачно, она умрет у тебя на руках. По твоей вине, - чуть тише добавил тень.

- Все это я знаю. Только надо хоть что-то сделать, иначе она все равно не выживет. Разве вы не видите.

Демоны кивнули. Видели.

Они заперли дверь и запретили кому бы то ни было мешать им. Затем убрали все магические вещи в комнате. В большом камине развели хороший огонь, способный напитать теплом всю комнату. Дальше изъяли многочисленные подушки вокруг холодного тела девушки и скинули на пол одеяло, оставив ее лежать посреди постели. Раздевшись, Наследник лег рядом, осторожно прижимаясь к своей невесте. Закрыв глаза, он пролежал так минут пятнадцать, пока его аура не обняла хрупкое тело девушки наподобие кокона. Ее же собственная отвечала на попытки прикосновения нервным вздрагиванием. Но узнавала, медленно, но узнавала!

И в тот момент, когда она совсем расслабилась и перестала принимать его касания как чуждое вторжение, принц склонился ко рту девушки и сделал неглубокий вдох, вслед которому в его душу скользнул кусочек нее.

Лилит вздрогнула и мелко затряслась. Время пошло на секунды.

Оценив полученный образец, он очистил его от боли и слабостей, терзавших его возлюбленную, присовокупил к этому собственные способности к регенерации и волю и отдал обратно в десятикратном размере.

Теперь стало важно, примет ли она его как себя.

Он прижал дрожащее в конвульсиях тело девушки к себе и уткнулся носом в пахнущие лекарственными травами волосы. В какой-то момент он потерял счет времени, и когда очнулся то с ледяным, как ветры севера страхом понял что Лилит больше не дрожит, а расслабленной куклой лежит на постели. На мгновенье сердце замерло… и радостно дрогнуло под теплым дыханием, скользнувшим по его лицу.

Осторожно коснувшись все такой же бледной щеки, он улыбнулся. Теперь есть не просто надежда, а уверенность, что все с ней будет хорошо.

Дух проворной белкой выскользнул из тела и рванул в окно, все-таки замеченным он быть не хотел. Да и пойманным с поличным тоже, а то будут потом допрашиваться: "Куда ходила? Что делала? Зачем тебя черт понес?". А меня не черт, меня феникс где знает носит. На месте ведь не сидится вот и летает по всей крепости. Правда в основном подбирается к одной очень влекущей его пещере.

Сегодня он все же решился.

Влетев в нишу, заваленную старинными книгами и разной многовековой макулатурой, феникс опытным взглядом нашел нужный фолиант и начал осторожно его вытягивать из-под самого низа. Притом один его глаз следил за ходом действия, другой за тушей дракона вопреки закону подлости спящего.

Вот так то. И из-за этого столько мучений? Феникс искренне недоумевал. Да уж, не впечатляет.

Вздохнув, он затолкал книгу обратно и свалил пока старая перечница не вздумала поинтересоваться кто это такой наглый копошиться в ее сокровищнице знаний. И ведь догадается, уши надерет. Хорошо что у феникса их нет.

Запрещенная книга, в закрытой библиотеке древнейшего из драконов. Заклинание преданное забвению. Лишь три строчки смерти. Три строчки абсолютной победы и проклятья.

Так надо.

Мне хватило и взгляда что бы запомнить его навсегда.

И останется лишь найти подходящий камень горного хрусталя.

И отдать ему скопившееся внутри, вложить душу, как бы дорога она мне не была.

Прости, любимый, но если понадобиться я не премину им воспользоваться. Ради любви. Ради тех кому я была и остаюсь дорога. Ради тебя, любимый.


3156084483933754.html
3156167842944375.html
    PR.RU™